olenenyok (olenenyok) wrote,
olenenyok
olenenyok

Маленький камешек зажат в потной девчачьей ладошке. Перекатывается гранями, выискивает – какая поострее. Маленький, зато кинуть можно дальше, да и точнее – проверено. Вон и обидчица уже идет.
- Слушай, ну, что она тебе сделала? – высовывается из-за правого плеча херувимчик, - ну кинешь - а за что, в общем-то, сама-то себе на этот вопрос ответила?
- Как за что?! – возмущается чертик за левым, - Да ты! Да она! Да мы! Всех убью, один останусь.
Херувимчик выгибает бровь:
- А не скучно тебе одному-то будет, милый?
- А пошел-ка ты, - чертик чувствительно пинает его копытом.
Девчачья ладошка с зажатым камешком высовывается из-за угла.
- А может не надо? – протягивает херувимчик, боязливо поглядывая на чертика, - Сама-то неужто без греха? Да и не по-людски как-то, из-за угла-то.
- А как по-людски? – чертику надоело пинаться, он сменил копыта на рога и резюмировал, - Обидела? Обидела. Расстроила? Расстроила. Будем мстить.
- Да чем обидела-то, может мне кто-нибудь толком объяснить? А потом, даже если так, неужто нельзя подойти, в лицо сказать. Если плюнуть – так в глаза. В конце концов на дуэль вызвать – всяко благороднее.
- Совсем рехнулся, белоголовый. Ты вообще в курсе, что на дуэли и убить могут, а в глаза и обратно плюнуть – хрен ее знает, может у нее слюна ядовитая? А так спокойнее, надежнее - вернее.
Херувимчик молчит и обиженно сопит в углу, утирая сопли.
Маленькая ручка размахивается, сильнее-сильнее – полетел, родимый. Долетел, не долетел, куда попал – сейчас не важно. Теперь главное быстро за угол. Подобрали юбки и побежали.
Дом-дом-дом – стучит в висках. Вон и мама на крыльце ждет. Уффф… можно и остановиться. Мама всегда защитит. И пожалеет. И поймет…
Поймет ли?
- Ну как, отомстила? – язвительно интересуется херувимчик, замазывая синяки зеленкой и морщась от боли.
Девочка прислушивается. Да вроде, немного, так… не отомстила – но задела. Сильно? А черт его знает. Черт! Сильно я ее укусила?
- О!!! Еще как!!! Ты у нас это… – чертик демонстрирует надувные бицепсы, - Ты у нас самая-самая!
Чего ж так неспокойно-то тогда? Неуютно. Должно же быть наоборот, должно же быть хорошо.
Ноет - вот тут, под грудью, не сильно, но навязчиво и колет в висок. Что ж такое-то?
- Она тебя отравила, - ужасается чертик, - ах, она змея подколодная!!! Заколдовала – вот яд под сердцем и бродит. Ну ничего, мы ее за это…
- Дурак! Этот яд называется совесть - сплевывает херувимчик и отворачивается, - Я же предупреждал…
- Какая такая совесть? Совсем охренел, какая у нее может быть к чертям собачьим, простите за каламбур, совесть?
- Обыкновенная, человеческая. Вот так сделаешь недодумавши, а потом стыдно становится. Просто по-человечески стыдно.
Херувимчик выбрался из-за плеча и печально заглянул в ее бездонные глаза под угольными ресницами:
- Камушками-то как и словами кидаться из-за угла в спину мы все умеем, для этого ума-то великого не надо. Ну, кинула. Может быть даже попала. Стало тебе от этого легче?
с
Tags: размышлизмы
Subscribe
promo olenenyok january 21, 2014 05:30 397
Buy for 100 tokens
Пока звучит музыка — продолжай танцевать… Танцуй и не останавливайся. Зачем танцуешь — не рассуждай. Какой в этом смысл — не задумывайся. Смысла все равно нет и не было никогда. Задумаешься — остановятся ноги. А если хоть раз остановятся ноги — мы уже ничем не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments