olenenyok (olenenyok) wrote,
olenenyok
olenenyok

О Рождестве – и взятии Кале

Итак – с Рождеством! Уж не знаю, ломились ли к кому-нибудь в эту ночь колядующие (которые в наши дни катастрофически утратили квалификацию – песен не знают, а вот насы́пать под дверь какой-нибудь дешёвой крупы горазды!) – отметим, что в суровой царской России специальным законом запрещалось «…в навечерие Рождества Христова и в продолжение святок заводить, по старинным идолопоклонническим преданиям, игрища и, наряжаясь в кумирские одеяния, производить по улицам пляски и петь соблазнительные песни». 



Советская власть, как мы помним, на всякий случай, запретила Рождество как таковое – правда потом, поразмыслив, превратила его в Новый год… а в новой России (видимо из чувства противоречия) седьмому января вернули статус выходного – причём успели буквально в декабре 1990-го, так что мы празднуем на законных основаниях ровно четверть века! Правда, неясна в этом смысле дискриминация Старого Нового года… а, в сущности, что-то надо делать и с Крещением (которым, собственно, завершаются Святки). Ну, ладно…

О Рождестве сегодня будет сказано немало (и куда более квалифицированно) – потому, по обыкновению, обратимся в прошлое… 7 января 1558 года французы под командованием герцога Лотарингского Франсуа де Гиза взяли Кале – последнее владение англичан на континенте. Тем самым, можно сказать, была поставлена точка в Столетней войне – хотя, принято считать, что она завершилась почти столетием ранее. (Между прочим, островные монархи продолжат официально титуловать себя королями Франции вплоть до самого начала XIX века!) Но – по порядку…



…Это событие затерялось на просторах истории (если не считать пары романов Александра нашего Дюма!) в силу – если можно так выразиться – «недостаточной эффектности»: силы сторон были невелики; масштабного побоища не случилось. (Куда больше слов посвящено английской осаде 1346 – 1347 гг.; победоносный Эдуард III протоптался тогда под стенами города, практически, год! (Что объяснимо – королю для развития своих успехов на континенте был необходим порт – а Кале расположен в самом узком месте Ла-Манша – каких-нибудь три с половиной десятков километров от английского побережья – в нечастую здесь ясную погоду его видно буквально невооружённым глазом!)

…Та осада закончилась увековеченной Роденом историей граждан Кале. Со скрипом соглашаясь принять капитуляцию, король потребовал, чтобы ключи ему вынесли шесть знатных горожан с верёвками на шее… Как говорят,  раздражённый Эдуард собирался использовать уже затянутые петли по прямому назначению – но его урезонила беременная королева Филиппа. (Хотя, некоторые специалисты сомневаются в такой кровожадности английского монарха – и полагают, что миф был сочинён во имя вящей славы его милосердной жены). Впрочем, мы отвлеклись…



…Кале (а также прилегающие к нему территории) оставался за англичанами более двух столетий – однако, французы отгрызали от этого самого The pale of Calais кусок за куском – и к моменту появления герцога де Гиза под стенами, защищаться в городе особо было некому; малочисленный гарнизон капитулировал. Это не помешало Франции отметить событие пышными торжествами – отчасти, дело было в том, что Генрих II уже несколько лет воевал в Италии и Нидерландах – причём, вполне безуспешно; отъём Кале станет для него чуть ли не самым значительным военным успехом!

…Соответственно, в Англии воцарился траур – королева Мария Тюдор (дочь памятного нам Генриха VIII – от первой из его шести жён) вскоре сляжет от какой-то загадочной «лихорадки» – и отбудет в мир иной до конца года… Возможно, это совпадение, и Мария  Кровавая действительно стала жертвой болезни (до сих пор, впрочем, не идентифицированной) – но известие о потере последнего форпоста на континенте не могло не отразиться на иммунитете королевы самым прискорбным образом.



Весной 1559-го Генрих II заключит с её преемницей – прославленной в будущем Елизаветой – Като-Камбрезийский мир, по которому Франция получит Кале  официально – но за выкуп в полмиллиона экю с рассрочкой на восемь лет. (Экю – золотая монета; в те времена – весом примерно в три с половиной грамма). Платить, однако, никто не станет – у англичан возникнет множество других проблем, и вопрос закроется сам собой.

PS: Увы… судьба, в своей манере, уже подстерегала французского короля со здоровенной дубиной за спиной… Точнее – с копьём, которое поразит Генриха буквально через несколько месяцев на рыцарском турнире. (Устроенном, как раз, в честь упомянутого договора с Англией – а также  бракосочетания дочери, положившего конец затяжной войне с Испанией). Габриэль де Монтгомери, уже успевший парой дней раньше одержать над Генрихом победу, всячески уклонялся от реванша – но король настаивал! Дело закончилось очередным ударом – причём копьё расщепилось и, сквозь забрало, поразило монарший глаз – выйдя их уха… Промучившись  несколько дней (и успев обвинить в происшествии себя!) король, при котором свершилось окончательное изгнание англичан из Франции, умрёт.



PPS: Принято считать, что именно этот инцидент стал наиболее громким прижизненным предсказанием Нострадамуса:

Молодой лев превзойдет старого,
На поле боя в одиночном поединке,
Поразив ему глаза в золотой клетке,
Что приведет старого льва к мучительной смерти.



…хотя некоторые исследователи считают, что современники не обратили на часто цитируемый катрен никакого внимания… Заметим – «старому льву» в тот роковой день было сорок… а «молодого» трогать, действительно, не станут – но со всех должностей, для порядка, уволят – после чего он отбудет в Англию. Поединки запретят… Впрочем, это – совсем другая история.
@


Subscribe
promo olenenyok january 21, 2014 05:30 397
Buy for 100 tokens
Пока звучит музыка — продолжай танцевать… Танцуй и не останавливайся. Зачем танцуешь — не рассуждай. Какой в этом смысл — не задумывайся. Смысла все равно нет и не было никогда. Задумаешься — остановятся ноги. А если хоть раз остановятся ноги — мы уже ничем не…
Comments for this post were disabled by the author