olenenyok (olenenyok) wrote,
olenenyok
olenenyok

Category:

Писатели, которых "не читали, но осуждали"

ПИСАТЕЛИ‚ КОТОРЫХ «НЕ ЧИТАЛИ‚ НО ОСУЖДАЛИ»


Евгений Замятин
В 1929 году в эмигранской печати выходит роман «Мы», причем в усеченном виде. Выход книги, повлиявшей на Оруэлла («1984») и Хаксли («О дивный новый мир») повлек за собой небывалую травлю. Замятин был исключен из ССП, а Литературная газета заявила, что страна может обойтись без таких писателей. Спустя 2 года забвения Замятин пишет письмо Сталину: «Я ни в какой мере не хочу изображать из себя оскорбленную невинность. Я знаю, что в первые 3-4 года после революции среди прочего, написанного мною, были вещи, которые могли дать повод для нападок».
Письмо возымело эффект – Замятина отпускают за границу. А в 1934 его снова принимают в Союз писателей – и это при том, что писатель уже был эмигрантом. Роман «Мы» дошел до русского читателя лишь 1988 году.

Анна Ахматова
В 1939 принята в Союз писателей, в 1946 – исключена. В постановлении ЦК было сказано, что «физиономия» Ахматовой давно известна читателю, а ее «пустая и безыдейная» поэзия плохо влияет на советскую молодежь.
Что означало для поэта исключение из Союза писателей? Отсутствие стабильной заработной платы, постоянные нападки «критиков», невозможность печататься. Но Ахматова несет свой крест с достоинстом. По словам современников, с каждым годом она становилась только величественней. В 1951 ее принимают обратно. А в конце жизни к поэтессе приходит мировое признание – награды, огромные тиражи, поездки за границу.

Михаил Зощенко

«Зощенко, как мещанин и пошляк, избрал своей постоянной темой копание в самых низменных и мелочных сторонах быта… Зощенко привык глумиться над советским бытом, советскими порядками, советскими людьми, прикрывая это глумление маской пустопорожней развлекательности и никчемной юмористики…»,такой портрет Зощенко рисовал Жданов. Не без его участия Ахматова с Зощенко «попали» под раздачу в 1946 году. Только Зощенко досталось больше – его сочли врагом более опасным. В 1953 году, уже после смерти Сталина его принимают обратно. И тут-то Зощенко мог бы вернуть себе былую славу, но в разговоре с английскими студентами он признал своей исключение из Союза несправедливым, в то время как Ахматова сказала: «С постановлением партии я согласна». Писателя умоляют «покаяться», он вместо этого говорит: «Я могу сказать — моя литературная жизнь и судьба при такой ситуации закончены. У меня нет выхода. Сатирик должен быть морально чистым человеком, а я унижен, как последний сукин сын…». Такое «поведение» поставило финальную точку в карьере Зощенко. Его перестают печатать, а «коллеги» избегают с ним встреч. Зощенко умирает в нищете, фактически от голода.

Борис Пастернак
Причин травли в случае с Пастернаком набралось немало – непонятые никем стихи, публикация «Доктора Живаго» в Италии, Нобелевская премия (1958). Через 3 дня после присуждения награды, Пастернака исключают из Союза писателей. Не читавших, но осуждавших оказалось слишком много – Пастернаку даже не помогла помощь самого Альбера Камю, которому на «проработке» тоже досталось. Писатель был вынужден отказаться от премии. Многие считают, что на почве травли развилась болезнь – рак легких. В 1960 году он умирает на своей даче в Переделкино. Через 27 лет после смерти было отменено решения об исключении из Союза писателей.

Владимир Войнович

За «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Войнович заплатил сполна. Конфликт с властями заключался не только в сатирических выпадах – Войнович принимал участие в движении «За права человека». За ним была установлена слежка, а в 1974 году его исключили из Союза писателей. В книге «Дело №34840» Войнович рассказывает об истории его взаимоотношений с властями. На писателе решили опробовать психотропный препарат, начинив им сигареты - по замыслу кгбэшников, он должен был превратить Войновича в податливого болтуна. В итоге ничего такого не случилось, более того, писатель сам провел разъяснительную беседу. Что делать – не расчитали. В 1980 году Войнович был выслан из СССР, а затем лишен гражданства. В 90-е писатель вернулся на родину.

Виктор Ерофеев

Писатель стоял у истоков самыздатовского журнала «Метрополь», который объединил таких авторов как Аксенов, Битов, Вознесенский и других. В 1979 году его исключают из Союза писателей. Его отца, советского дипломата, лишают работы. До 1988 Ерофеева не печатают в СССР.
Нападки на писателя продолжаются – нет-нет, да и обвинят то в русофобстве, то в порнографии. Так или иначе, но Ерофеева читают и в России и на западе, особенно его любят во Франции. Писатель стал кавалером французского Ордена Почетного легиона, а среди его друзей – известные французские литераторы.
В ответ на критику Ерофеев отвечает: «Не я скандальный писатель. Это наше общество не способно воспринимать мои произведения как литературный текст».
Писатели, которых "не читали, но осуждали"
Tags: история, писатели
Subscribe
promo olenenyok january 21, 2014 05:30 394
Buy for 100 tokens
Пока звучит музыка — продолжай танцевать… Танцуй и не останавливайся. Зачем танцуешь — не рассуждай. Какой в этом смысл — не задумывайся. Смысла все равно нет и не было никогда. Задумаешься — остановятся ноги. А если хоть раз остановятся ноги — мы уже ничем не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →