olenenyok (olenenyok) wrote,
olenenyok
olenenyok

Дед. 20 лет

Оригинал взят у k_poli в Дед. 20 лет
Мой дедушка Иосиф Михайлович родился до революции, в 1915-м, в селе Ворожба Сумской области, Украина. Говорят, «издревле в селе живали шайки разбойников. Это вероятно: но несомненно и то, что гораздо прежде того здесь живали добрые люди, верные защитники отечества».
Дед родился в небогатой дворянской семье. Сиротой остался в 1917-м. А в 1918-м семья была разорена. Их не раскулачивали, не ссылали, хотя она прабабушка люто ненавидела советскую власть. Видимо, был какой-то момент, который стал отправной точкой этой ненависти – в начале 20-х она уже стала блаженной - злой ведуньей. Жила в нищете и вечном голоде. Дед ушел из родной деревни в 1933 – босой и «без порток» как он выражался. Первые в жизни брюки и обувь ему выдали в Сумском медицинском техникуме, где он учился до 1935-го.

Спасо-Преображенская церковь в селе Ворожба



В 37-м дед оказался на Камчатке. Как – не знаю. То ли по распределению, то ли сам уехал. Рассказывал – каждую субботу в прибрежный поселок приезжал воронок и два сотрудника НКВД шли в дом – пить спирт и рядить – кого арестовывать сегодня. Молодого фельдшера они не стеснялись.



В 1938-м – армия. Почему призвали так поздно, опять-таки, загадка. Дед не хотел служить в пехоте и… написал «всесоюзному старосте» Калинину письмо, с просьбой дать ему возможность продолжать учиться. Как ни странно, инициатива рядового бала одобрена в Кремле – в 1939-м Иосиф Полищук стал курсантом Ленинградской Военно-медицинской академия. До конца 1941 года академия находилась в блокированном Ленинграде, после чего студенты (и их семьи) были эвакуированы в Самарканд.
Выпускной состоялся в июне 1943-го. Новоиспеченный капитан медицинской службы был незамедлительно отправлен на фронт. Я читал дневники и письма деда того времени – это страшно. Дед воевал на III Украинском фронте, закончил войну в Венгрии, в звании майора. Два ранения, Орден красной звезды. О войне дед рассказывать не любил и в 1985-м отказался от медали «За оборону Ленинграда». Быть может, считал, что не имеет на неё права – ведь зимой 1941-42-го его в городе не было. Он всевозможных льгот тоже отказывался - не к лицу...



В Венгрию он вернулся оккупантом. В 1956-м была срочная командировка, родные (моя бабушка, мама) не знали, где он находится, жив ли. Помню, дед до конца жизни удивлялся – как же так – в 1945-м мадьяры встречали нас с цветами, а в 1956-м кидали в спину камни?...
Потом – служба в Секешфехерваре, в Потсдаме, в Ленинграде – в штабе Западного военного округа на Дворцовой площади. В запас – в 1972-м. Полковник медицинских войск, заслуженный инфекционист. Русский офицер.



Его супруга (моя бабушка) умерла в 1980-м. На деда страшно было смотреть – будто потемнел и осунулся от горя. Но взял себя в руки и… стал строить дом. Украинскую «мазанку». В Псковской области. Своими руками. От фундамента до печной трубы. Только печку ему класть помогали. Прекрасно помню, как он в возрасте 70 лет бодро карабкался латать прохудившуюся крышу.
Его «рабочий день» начинался в шесть утра. Он мыл квартиру, ходил в магазины, до начала 90-х водил свою «Волгу с оленем». Предложения помочь – «ну что ты надрываешься?» - вежливо, но твердо отвергал. Теперь я понимаю, почему.

Вот здесь, второй этаж, третье и четвертое окно от арки вправо - был кабинет деда




Крах советской империи не произвел на него впечатления – перемены его радовали. Он не считал, что прожил жизнь зря. Он умер 6 марта 1993 года - сразу после того, как вернулся домой после очередной прогулки. 20 лет назад...





Tags: Никто не забыт ничто не забыто
Subscribe
promo olenenyok january 21, 2014 05:30 397
Buy for 100 tokens
Пока звучит музыка — продолжай танцевать… Танцуй и не останавливайся. Зачем танцуешь — не рассуждай. Какой в этом смысл — не задумывайся. Смысла все равно нет и не было никогда. Задумаешься — остановятся ноги. А если хоть раз остановятся ноги — мы уже ничем не…
Comments for this post were disabled by the author