October 20th, 2014

promo olenenyok january 21, 2014 05:30 397
Buy for 100 tokens
Пока звучит музыка — продолжай танцевать… Танцуй и не останавливайся. Зачем танцуешь — не рассуждай. Какой в этом смысл — не задумывайся. Смысла все равно нет и не было никогда. Задумаешься — остановятся ноги. А если хоть раз остановятся ноги — мы уже ничем не…
Юмор

И улыбка без сомненья...:)

- Простите, у вас кофе молотый или растворимый?
- Растворимый.
- А хороший?
- Ну я не знаю. Люди берут, растворяют...

Лев собрал всех зверей и говорит:
- Всем построиться: умные - налево, красивые - направо. Все построились. Одна обезьяна бегает туда сюда. Потом села посередине и говорит:
- Ну что мне разорваться что ли?
еще здесь

по умолчанию

Субботняя встреча по интересам

Оригинал взят у rider3099 в Субботняя встреча по интересам
В субботу мы с Серым принимали участие в одном весьма интересном мероприятии. Один из фотографов-профессионалов предложил людям принести свои фотографии с целью получить советы и критические замечания. Это всегда полезно и очень интересно.

2014-10-18 14.35.26

Поскольку в распечатанном виде моих "шедевров" не было, со своими фотографиями участвовал от нас только Серый.




Collapse )
Олень по умолчанию

Коллажи художника Евгении Loli

Ее коллажи преобразуют нашу реальность и выстраиваются в новые, захватывающие миры. Они могут дразнить, давать нам возможность погрузится в визуальное повествование сюрреалистического рассказа. «Я родом из Греции, но на протяжении многих лет живу в Калифорнии. Это важно для меня - "сказать" что-то моими работами, и знать, что в подавляющем большинстве моих работ есть смысл. Я обычно создаю жанровую, "повествовательную" сцену в моих коллажах. Иногда сцена остроумна или саркастична, иногда вызывает ужасающее чувство опасности. Я оставляю зрителю возможность дать свободу воображению и заполнить пробелы сюжетной линии.

                     



Collapse )
Олень по умолчанию

Эйфелева башня в Париже. Маленькие тайны французской красавицы




Густав Эйфель, инженер, по совместительству отец башни, сконструировал ее для выставки в честь юбилея Французской революции. Роль входной арки исполняла она. Со дня строительства и еще 40 лет, Эйфелева башня носила имя самой высокой башни мира. Только в 1930 году таково имя перешло символу Нью-Йорка высотному зданию “Крайслер”

Collapse )

Олень по умолчанию

Вежливая оккупация Парижа

200 лет назад русская армия вошла в Париж. Как вели себя офицеры и солдаты в павшем городе

Война с Наполеоном близилась к концу. В октябре 1813 перешла через Пиренейские горы и вторглась в южную Францию англо-испанская армия под командованием герцога Веллингтона. В конце декабря переправились через Рейн войска России, Пруссии и Австрии.

Франция была истощена, обескровлена, и даже военный гений ее императора не мог уже спасти положение. Солдат катастрофически не хватало, и Бонапарту теперь приходилось ставить под боевые знамена чуть ли не подростков.

29 марта 1814 года русские и пруссаки под общим руководством императора Александра I  вышли к Парижу. На следующий день состоялся ожесточенный бой. Войска союзников захватили пригороды, установили на господствующих высотах артиллерийские батареи и начали обстрел жилых кварталов.

В 5 часов вечера командующий обороной города маршал Мармон направил к Александру парламентеров. Глубоко за полночь был подписан акт капитуляции. Столица Франции сдавалась «на великодушие союзных государей». Утром 31 марта союзники заняли город.

Спустя 11 дней, под давлением собственных маршалов, полностью деморализованных падением столицы, Наполеон подписал отречение от престола и согласился отправиться в ссылку на остров Эльба. Война закончилась. Оккупация Парижа длилась два месяца, пока во Франции не была восстановлена монархия, и ее новый король Людовик XVIII не подписал со странами-победительницами  мирный договор.

Герои Севера

Битву за Париж Александр выиграл дважды. Один раз во время штурма, второй раз – на следующий день, когда торжественно въехал в город во главе союзных войск. Парижане, видимо, пережили то, что сегодня назвали бы «разрывом шаблона».

[Spoiler (click to open)]

Изрядно запуганные бонапартовской пропагандой, они с трепетом ждали грубых северных варваров, ужасных как снаружи, так и изнутри. Но увидели дисциплинированную, прекрасно оснащенную европейскую армию, офицеры которой свободно изъяснялись на их собственном языке. А возглавлял эту армию прекраснейший из государей: учтивый, просвещенный, милостивый к побежденным, да еще и модно одетый. Французы радовались так, будто в город вступали их собственные войска, одержавшие самую славную из своих побед.

Вот как описывал эту «встречу на Сене» поэт Константин Батюшков, служивший тогда адъютантом у генерала Николая Раевского: «Окна, заборы, кровли, деревья бульвара, все, все покрыто людьми обоих полов. Все машет руками, кивает головой, все в конвульсии, все кричат: «Да здравствует Александр, да здравствуют русские! Да здравствует Вильгельм, да здравствует император австрийский! Да здравствует Людовик, да здравствует король, да здравствует мир!» Кричит, нет, воет, ревет: «Покажите нам прекрасного, великодушного Александра! (…) И держа меня за стремя, кричит: «Да здравствует Александр! Долой тирана! Как хороши эти русские! Но, господин, вас можно принять за француза. (…) Да здравствуют русские, эти герои Севера! (…) Народ был в восхищении, а мой казак, кивая головою, говорил мне: «Ваше благородие, они с ума сошли».

Александр действительно вел себя доброжелательно и благородно. Он говорил на французском, как на родном. Он не вспоминал зла, причиненного его стране. Он  возлагал всю вину исключительно на Наполеона, отдавая при этом должное мужеству французских солдат.

Он искренне восхищался французской культурой. Он распорядился немедленно отпустить полторы тысячи пленных, взятых во время сражения за Париж. Он гарантировал жителям города личную безопасность и неприкосновенность имущества, а на постой в пределах городской черты разместил лишь гвардейские части. Когда благодарные парижане предложили ему переименовать Аустерлицкий мост, название которого могло доставлять  российскому императору неприятные воспоминания, Александр вежливо, но с достоинством отказался, заметив: достаточно, мол, и того, что люди запомнят, как он прошел через этот мост со своими войсками.

Дайте нам Бурбонов!

Наполеон еще оставался императором Франции, а Париж уже знать его не хотел и преклонялся перед его главным врагом. Руже де Лиль, автор грандиозной   «Марсельезы», очарованный, как и многие, личностью Александра и великолепием русских гренадер, разродился безыскусной контрреволюционной одой:

«Героем века будь и гордостью Творенья!
Наказаны тиран и те, кто зло несут!
Народу Франции дай радость избавленья,
Верни Бурбонам трон, а лилиям — красу!»

Впрочем, многих русских офицеров покоробило, с какой быстротой изменились политические симпатии парижских масс. Прапорщик лейб-гвардии Семеновского полка Иван Казаков впоследствии признавался: «Я был поклонником Наполеона I, его ума и великих всеобъемлющих способностей; а Франция, как пустая женщина и кокетка, изменила ему, забыв его услуги, — что он, уничтожив анархию, — возродил всю нацию, возвеличил и прославил ее своими удивительными победами и реорганизацией администрации».

А уже упомянутый Батюшков дивился, видя, как «тот самый неистовый, который кричал несколько лет назад тому: «Задавите короля кишками попов», тот самый неистовый кричит теперь: «Русские, спасители наши, дайте нам Бурбонов! Низложите тирана! (…) Такие чудеса превосходят всякое понятие».

Collapse )