July 21st, 2013

livejournal

Продажные блогеры. Из первых уст.

Оригинал взят у mjonaus в Продажные блогеры. Из первых уст.
Десять дней назад прошел второй НеФорум, который организовали РИА Новости. В Новосибирск съехались более 100 блогеров из разных регионов России.

IMG_2794

И чем ближе было это событие, тем жестче разгорался в блогосфере большой срач костер, куда некоторые обиженные активно подбрасывали дровишек. Я один раз выскажу свое мнение и больше поднимать и обсуждать эту тему не стану. Так вот...
Collapse )
promo olenenyok january 21, 2014 05:30 397
Buy for 100 tokens
Пока звучит музыка — продолжай танцевать… Танцуй и не останавливайся. Зачем танцуешь — не рассуждай. Какой в этом смысл — не задумывайся. Смысла все равно нет и не было никогда. Задумаешься — остановятся ноги. А если хоть раз остановятся ноги — мы уже ничем не…
по умолчанию

Кулойский отчет1

Оригинал взят у hvostna в Кулойский отчет1
У смешариков в букваре есть песенка, которой Ежик и Крош расстояния меряют
До города в гору дорога
Дорога с горы и до города
Эпиграфом будет.

танк

Пустились эдак мы на своем танке прокатиться. Ужасы сборов описывать не буду, фотографировать их тоже не стоило - затратно по нервной ткани. Скажу только, что выехать пытались 2 дня, на третий получилось. В багажнике дружно ехали сапоги, полога от комаров, которые я шила в последнюю ночь, посуда, тазики, мультиварка,каски, постельное белье, газовые баллоны, горелки, памперсы. Под ногами перекатывалась тушенка и детские горшки. Сзади на дополнительном креплении ехали два подростковых велика. Словом, мы являли из себя абсолютнейший табор, и Т4 нам приличествовал не больше, чем кибитка и пара разбитных каурых. Так и ехали. И варка И поглощение еды на ходу не происходили лишь потому, что один из страждущих был таки за рулем, что затрудняло получить кайф от обеда. Лишь меньшой питался банками по-принципу "война-войной, а обед по расписанию". Посему, наши остановки были приурочены к желанию старших покушать и сопровождались возможностью чего-нибудь посмотреть.
И первой нашей остановочкой был Ярославль, где мы пообедали и поглядели на ботанический сад.
Collapse )

Collapse )
по умолчанию

Оленья ферма Sierijärveen в Лапландии.

[Spoiler (click to open)]Оригинал взят у shok_darvina в Оленья ферма Sierijärveen в Лапландии.
Оленья ферма Sierijärveen Porofarmi (да-да, здесь даже каждая ферма имеет свой сайт - Финляндия одна из самых развитых по проникновению интернета стран).




Оленей в Лапландии больше, чем людей. Если население Лапландии 160 тыс. человек, то поголовье оленей составляет 200-300 тыс. Разница в 100 тыс. достигается из-за того, что массовый забой оленей происходит осенью, а в другое время года появляется приплод, и следовательно к моменту забоя достигается максимальная численность поголовья.
Collapse )

по умолчанию

Разрыв. 1.

Оригинал взят у traveller2 в Разрыв. 1.
Портрет в солнечном свете. На берегу Волги.

Nicolai Fechin (1881-1955)2

*

Память возвращает меня на 25 лет назад, в то время, когда я был близок к полному нервному истощению (хотя и не понимал этого), и почти каждую ночь вскакивал от ужасного бреда, а потом лежал без сна до утра, и думал, что утро не настанет никогда, да и кому оно нужно, это черное утро…

Память… Почему сейчас? Трудно сказать, что разбудило эти воспоминания, которые я задвинул как можно дальше, и завалил снаружи всякой всячиной, чтобы они не вырвались на волю. Может быть…

Случайно мне на глаза попалась тонкая книжка, написанная (по-английски) Александрой Фешиной в 1937 году и изданная Кооперативом писателей Новой Мексики, название которой можно перевести как "Уход из прошлого". Издание, по-видимому, было малотиражным, на форзаце, на который я сейчас смотрю, написано

No.112,
Моим друзьям в Новом Свете,
Таос,
На память от Сандрушки.
[Spoiler (click to open)]
В книжонке всего два рассказа. Один, небольшой, написанный от имени некоего инженера в Казани 1919 года. Называется "Бродячие жонглеры", слащавый, с художественной точки зрения вряд ли представляет интерес. Но я все же перескажу канву. В Казань должны вот-вот вступить красноармейцы, идущие по пятам отступающей Белой армии. У жены инженера навязчивая идея, что ее обязательно изнасилуют, как только Красная армия вступит в город. Она уговаривает - по сути заставляет - мужа покинуть город, вместе с годовалым ребенком и няней.
Им удается попасть в последний поезд на восток, набитый как бочка с селедками. Сидеть там негде, все пассажиры-беженцы стоят, плотно прижатые друг к другу. На промежуточной остановке, в толчее, няню с ребенком оттесняет толпа, и что с ними непонятно. Когда поезд прибывает в Екатеринбург, и пара сходит на перрон, найти их не удается, у женщины начинается мозговая горячка (brain fever), муж отвозит ее в больницу. В конце рассказа невероятный хеппи-энд: через два года повзрослевший мальчик находится.

Единственный момент в рассказе достойный внимания - это нервное возбуждение женщины в ожидании неизбежного (как ей кажется) насилия.

Второй рассказ длинее и художественно более удачный. Называется он "Красавка". История, в нем описанная, автобиографична. 1920-23 годы. Александра вместе с маленькой дочкой Ией пытаются пережить лихолетье на даче, в Сосновой Роще, где-то под Казанью. Муж, чья семейная функция сводится к добыче денег и редким визитам, в Казани. Ситуация с продуктами становится все тяжелее, деньги обесцениваются, продукты исчезают, а муж этого как бы не замечает. И тут Александре, городской барышне, не приученной к тяжелой сельской работе, приходит спасительная идея, пока не поздно купить корову. Первая часть рассказа - опасные (я бы даже сказал, страшные) приключения, связанные с поисками и покупкой коровы, которую и зовут Красавка. Вторая часть - бондинг, душевная связь возникшая и выросшая между Александрой, Ией и их спасительницей Красавкой за три года. Связь становится настолько сильной, что, как пишет автор, к концу третьего года Красавка становится похожей на свою хозяйку. Именно эта часть рассказа самая сильная.

В предисловии Александра Фешина пишет, что эти два рассказа - только начало ее воспоминаний и что последует продолжение. Но его не последовало. Сказался то ли развод с мужем, то ли были какие-то другие обстоятельства - этого мы уже никогда не узнаем.

Повествование идет в очень спокойном ключе, без всякого надрыва, и лишь изредка можно уловить (можно ли?) сдавленный всхлип. По-видимому, рана в сердце, в душе и в семье, нанесенная теми долгими тревожными днями в Сосновой Роще, и последующим побегом в Америку в 1923 году, хотя и зарубцевалась, но шрам время от времени давал о себе знать.

Nikolay_Feshin_127

Александра и Ия.